Новость
Фото: pixabay.com

Печальная история крупнейшего частного НПЗ в России

19 августа, 12:57
Экономика

Журналисты «Нашего города» проанализировали путь Тюменского предприятия — Антипинского НПЗ. К сожалению, история завода вызывает больше вопросов, чем ответов. Главный из них — сможет ли нынешнее руководство достать предприятие из долговой ямы?

В конце июля президент Сбербанка Герман Греф обратился к президенту РФ Владимиру Путину с просьбой о поддержке завода. В обращении Греф еще раз подчеркнул, что кредиторская задолженность АНПЗ — порядка 35 млрд рублей. Поддержка, запрошенная Сбербанком у президента, по оценкам экспертов, составила бы более 50 млрд рублей выпадающих расходов бюджета в ближайшие пять лет.

Греф запросил увеличить логистический коэффициент, то есть сумму налогового вычета за географическое месторасположение (далеко от рынка сбыта). По оценкам Минфина, такая льгота привела бы к потере 24 млрд рублей из бюджета РФ к 2024 году. Вторая просьба — ввиду отсутствия реверсного нефтепровода, расширить условия лицензии, регламентирующей адресат поставки нефти с месторождения в Оренбургской области (поставлять нефть третьей стороне, которая будет поставлять нефть на АНПЗ). По оценкам Грефа, такая схема позволила бы сэкономить заводу $100- 120 млн в год.

По сути, пишет «КоммерсантЪ», получив завод в качестве залога, Сбербанк пробует переложить кредитное бремя на государство.

Как все начиналось

Началась история Антипинского НПЗ в 2004 году, когда компания бизнесмена Дмитрия Мазурова выкупила у Российского фонда федерального имущества блочный комплект готового НПЗ, который мог перерабатывать 0,5 млн тонн нефти в год.

Мазуров родился в 1976 году, окончил Казанский государственный университет по специальности «радиофизика». После института занимался коммерческой деятельностью при заводе «Нижнекамскнефтехим», в начале 2000-х переехал в Москву. Где в 2002 году учредил компанию «Нефтегазохимические технологии» (НГХТ), которая вплоть до 2006 года занималась трейдингом газового конденсата у международной компании BG Karachaganak, его переработкой на башкирских заводах и дальнейшей поставкой нефтепродуктов на российский рынок.

На открытии второго этапа III технологической очереди
Фото: annpz.ru

В контексте создания НПЗ, не входящего в структуру одной из ВИНК, СМИ упоминали две персоны. Первый — соучредитель АНПЗ (20%) Николай Егоров, преподаватель юрфака ЛГУ, рекомендовавший, по рассказам своего научного руководителя Юрия Толстого, Владимира Путина тогдашнему мэру Санкт-Петербурга Анатолию Собчаку, чем положил начало политической карьеры нынешнего президента РФ.

Второй — экс-член совета директоров АНПЗ (вышел из состава в августе 2018 года) Владимир Калашников, начинавший карьеру помощником председателя облдумы ХМАО Сергея Собянина (во время старта строительства АНПЗ возглавлял Тюменскую область, сейчас мэр Москвы).

В первые годы основным продуктом завода был мазут. Но в 2010 году власти ориентировали рынок на глубокую переработку нефти и увеличили экспертные пошлины на мазут. Модернизация завода для соответствия новым приоритетам требовала, по расчетам владельцев компании, $2 млрд.

В 2011–2012 годах Мазуров искал инвестора, вел переговоры с несколькими банками, но требуемой суммы не получил. По данным РБК, примерно в этот период, Дмитрий Мазуров, обратился к руководству страны с просьбой поддержать АНПЗ в условиях изменения конъюнктуры рынка, просил предоставить налоговые льготы. Ему отказали. Зато в 2013 году он нашел инвестора в лице Сбербанка и согласовал заем в размере $1,75 млрд.

По сообщению СМИ, президент Сбербанка Герман Греф в тех переговорах не участвовал, а познакомился с Мазуровым уже после сделки. Не участвовал в переговорах и Николай Егоров, хотя он знаком с Германов Грефом с 1990-х годов (Греф заканчивал аспирантуру в ЛГУ, его научный руководитель — Анатолий Собчак).

В 2014 году Сбербанк выделил АНПЗ еще 15 млрд рублей на установку по производству бензинов «Евро-5». По заявлению Мазурова, это позволило бы выйти на глубину переработки нефти в 97%.

«Мне без разницы, какая цена на нефть — 30 или 60 долларов за баррель. В этом особенность глубокой переработки: нет сильной зависимости от политики и от цены на нефть — разница будет всегда — и при низкой, и при высокой, но рублевая масса по заработку останется та же самая. Если предприятие высокотехнологичное, прибыль будет всегда», — заявлял три года назад Дмитрий Мазуров.

Смена риторики

Модернизация АНПЗ осложнялась многими факторами: резкое падение рубля, налоговый маневр. Forbes пишет, что «Новый Поток» в тайне брал кредиты в других банках под поручительство АНПЗ из-за «кабальных условий» Сбербанка. Собеседник издания уверяет, что без этих денег завод стал бы банкротом еще в 2015 году.

О финансовых проблемах в частном заводе можно было предположить по множеству судебных дел, в которых Антипинский НПЗ выступал в качестве ответчика, о чем неоднократно писал «Наш город». Кредиторы заявляли многомиллионные иски, уведомляли о намерении обратиться в арбитраж с требованием введения процедуры банкротства предприятия. Впрочем, в «Новом Потоке» уверяли, что этого не произойдет, так как выплаты происходят.

На заявленную глубину переработки завод вышел только в 2018 году, полностью отказавшись от выпуска мазутов.

«Несмотря на то, что текущая конъюнктура внутреннего рынка такова, что реализация высокооктановых бензинов абсолютно не приносит прибыли, Антипинский НПЗ приступает к их выпуску в соответствии с запланированными сроками, чтобы как можно быстрее обеспечить жителей Тюменской области собственным высококачественным бензиновым топливом европейского стандарта», — говорил Мазуров в 2018 году.

Новый менеджмент

В «Новом Потоке» признали финансовые проблемы предприятия в 2015–2018 годах. Бывшие собственники АНПЗ связывают это с подорожанием доллара (2015 год) и кредитной нагрузкой при покупке дополнительных активов предприятия (нефтяные месторождения, НПЗ). Средства на эти сделки Мазуров частично брал у сторонних банков без согласия Сбербанка.

В компании также поясняют, что после запуска производства глубокой очистки нефти, Мазуров «поддался на давление кредитора» и в августе 2018 года Сбербанк стал владельцем «золотой акции» НПЗ и получил возможность доминировать в совете директоров.

В сентябре 2018 года «Транснефть» на несколько дней приостановила поставки сырья на АНПЗ и завод вошел в режим рециркуляции — работал, но не перерабатывал нефть.

В ноябре, подконтрольный Сбербанку совет директоров НПЗ, назначил гендиректором Максима Анриасова вместо бывшего руководителя Николая Лисовиченко.

Геннадий Лисовиченко до прихода в команду Дмитрия Мазурова работал в органах прокуратуры и руководил коммерческими структурами в отрасли нефтепереработки. В 2004 году он вместе с Мазуровым создал и возглавил Антипинский нефтеперерабатывающий завод. До 2018 года Лисовиченко являлся гендиректором АНПЗ.

Следующие полгода дела завода стремительно ухудшались. Ответственность за это перекладывали друг на друга бывший собственник Мазуров и новый гендиректор Андриасов.

Стоит отметить что в нефтянке у Андриасова был большой опыт.

С 2003 по 2012 год он занимал руководящие должности в сбытовых дочерних компаниях холдинга ТНК–BP, в том числе, заместителя генерального директора по развитию сети ЗАО «Петрол Комплекс Эквипмент Кампани», генерального директора ОАО «ТНК-Столица», директора ИООО «ТНК-ВР Запад», руководителя Производственной единицы «Юго-Восток» ОАО «ТНК-ВР Менеджмент». С мая 2012 года – первый вице-президент по переработке и коммерции ПАО АНК «Башнефть». С 2015 года – вице-президент ООО «ЕвразХолдинг» – руководитель дивизиона «Урал».

Кто виноват и что делать?

В версии Андриасова, изложенной в интервью ТАСС, к ограничению поставок нефти привело отсутствие у завода оборотных средств. Техническое состояние завода он оценил на 3+ «пуски и остановки разрушительно влияют на оборудование завода, оно выходит из строя, элементарно разрушаются катализаторы». Также топ-менеджер посетовал на противоборство «Нового потока» его решениям: бюрократическая волокита, отсутствие доступа к финансовой документации.

По итогу полугода, 30 апреля Андриасов уведомил о намерении подать иск на самобанкротство АНПЗ. Через две недели, 14 мая, Сбербанк в счет долга забрал доли Дмитрия Мазурова и Владимира Калашникова. В конце мая, стало известно, что мажоритарным соучредителем завода стала дочка азербайджанской компании Socar, при сохранении 20% предприятия за Николаем Егоровым.

Основной своей задачей Максим Андриасов ставил поддержание завода в рабочем состоянии.

«Работающий завод стоит дороже, и чем больше интересантов, тем выше финальная цена <…> Мне известно, что Сбербанк проводил переговоры с рядом компаний о возможности выступить инвестором для завода. Из этой информации делаю вывод: если бы кто-то был готов купить завод и погасить долги Сбербанку, они бы с радостью согласились», — цитирует Максима Андриасова ТАСС.

В версии Мазурова в этом и состояла основная цель работы нового руководства. Об этом сообщает Forbs со ссылкой на текст пояснений Дмитрия Мазурова следователям МВД.

«Гендиректор [Андриасов] якобы не пролонгировал кредиты других банков и не отгружал покупателям предоплаченные нефтепродукты. Это привело «к серьезной тревоге трудового коллектива, кредиторов, поставщиков и покупателей завода <…> Действия Андриасова стали «фиктивным» основанием «для безвозмездного списания» акций Мазурова в пользу Сбербанка», — пишет издание.

15 июля Мазуров был арестован в рамках уголовного дела о хищении 1,8 млрд рублей, возбужденного по заявлению Сбербанка.

В «Новом Потоке» уголовное дело называют попыткой заставить Мазурова отказаться от борьбы за сохранение своего бизнеса.

Из этого же обращения стало известно, что Дмитрий Мазуров сохраняет право выкупить обратно акции Антипинского НПЗ.

«В настоящее время рассматриваются варианты привлечения партнеров для организации обратного выкупа. С рядом партнеров ведутся переговоры», — заявили в «Новом Потоке».

После ареста Мазурова, в начале августа, Герман Греф обратился к Владимиру Путину с просьбой поддержать завод в виде описанных выше налоговых льгот.

Минфин раскритиковал просьбу Грефа, как и Мазурову в 2012 году отказал в льготах.

Через пару дней после публикации СМИ об отказе, в Telegram анонимные авторы форсили мнение, что положительное решение о льготах для АНПЗ будет принято, несмотря на критику Минфина. Дескать, решение будет принято уровнем выше. Впрочем, это мнение не подтвердило ни одно из федеральных СМИ, освещающих тему, опираясь на инсайды в правительстве РФ. Учитывая это, логично предположить, что Грефу и Андриасову придется столкнуться с тем же проблемами, которые не смогли решить Мазуров и Лисовиченко.

Материалы по теме