Новость
Фото: Скриншот из фильма

Кононенко: Криминал в 90-х вел себя скромнее, чем банда тюменского уголовного розыска

20 августа, 12:48
Город

Мы начинаем серию публикаций с известным тюменским историком, автором трех книг и десятка статей об истории города, доктором исторических наук, профессором ТюмГУ Анатолием Кононенко. Она приурочена к столетию освобождения Тюмени от Колчака в августе 1919 года.

Наш собеседник рассказал о том, насколько жестоким было время прихода к власти большевиков, периода гражданской войны и восстания крестьян в Тюменской губернии.

— Анатолий Анатольевич, крайняя жестокость, граничащая с садизмом — это обязательная составляющая российской смуты начала 20 века? И какие на ваш взгляд были самые безжалостные командиры времен гражданской войны?

— Если говорить о театре военных действий Восточного фронта, то очень жестоким был атаман Борис Анненков. Казаки, находившиеся в его подчинении, проявляли массовую жестокость. Известен случай, когда в июле 1919 года, ровно сто лет назад они устроили крупнейший на Урале и Сибири антисемитский погром в Екатеринбурге. Перед отступлением колчаковцев.

— Анненков же был в оперативном подчинении Колчака?

— Формально, но он не подчинялся Колчаку. Командиры полупартизанских частей Верховного правителя России практически не признавали, и вытворяли на контролируемой ими территории все, что им заблагорассудится. В Екатеринбурге, во время погрома, было убито около двухсот евреев. Через две недели анненковцы из города ушли.

— Как они определяли что еврей?

— По типу лица, фамилии. На улицах убивали, врывались в дома. Они считали, что все евреи состоят в партии большевиков, а многие из них служат в ЧК. В Тюмени таких погромов не было, но избиения были. На Дальнем Востоке зверствами прославились бойцы атамана Григория Семенова и отряды барона Романа фон Унгерна-Штернберга, которые действовали в Бурятии и Монголии.

— Роман фон Унгерн-Штернберг, это же бывший подчиненный Петра Врангеля.

— Да, кажется, Маннергейм говорил, что барон Роман Федорович такой грязнуля, уходит в разведку на недели, спит вместе с собаками или с лошадьми постоянно. А еще барон. Такой нечистоплотный офицер со времен Русско-японской войны. С другой стороны нельзя говорить, что только эти господа проявляли элементы жестокости сродни садизму. Так же поступали и большевики. Особенно это было характерно для первых месяцев гражданской войны. Это был период кристаллизации противоборствующих сторон, и к белым и к красным записывались исключительно добровольцы. Это были идейные люди, которые испытывали чувство классовой ненависти. Пленных не брали. Если к красноармейцам попадали чехи или словаки, они их передавали на расправу венграм или немцам, которые в Красной армии служили. Если русские красногвардейцы попадали или комиссары-евреи их на расправу передавали, либо русским офицерам, либо казакам. Известен случай в Восточной Сибири, где-то под Иркутском был один прапорщик Филиппов, который прославился истязанием красноармейцев и крестьян, попавших в плен, потому что погибла вся его семья. Могли кожу снять с человека. Например, Эрих фон Двинберг такой немецкий писатель был. Он попал в российский концлагерь в Забайкалье и он видел, как большевики избивали офицеров, а семеновцы избивали большевиков. Был такой офицер Вереникин, сподвижник атамана Семенова, он сказал, давайте пусть этих ребят привяжут к лошадям и те их разорвут. Попытка четвертовать лошадьми. И этот прапорщик Филиппов так всех достал, что когда он попал в плен, с ним красные венгры поступили так же, как японцы поступили с Лазо. Они этого несчастного прапорщика засунули в топку паровоза. И это был уже 1920 год. Да, встречались отдельные случаи именно садизма, а в основном все зверства происходили на первом этапе гражданской войны.

Фото: скриншот из фильма

— Если перенестись в 20-годы прошлого века. Знаменитое сибирское восстание крестьян, 1921 год. Раньше писали, что они зверствовали, убивали активистов, коммунистов, бойцов продотрядов. Это действительно было или преувеличено советской историографией?

— По одной из версий, которую озвучил чекист — перебежчик Агабеков, он служил в тюменской ЧК. По его данным председатель Губисполкома С. А. Новоселов вместе с продкомиссаром Г. С. Инденбаумом и председателем тюменской Губчека П. Студитовым-Парфеновым за взятку отправили в другую губернию 20 тысяч пудов хлеба. Таким образом, здесь в Тюмени были подчищены все запасы зерна. И в феврале 1921 года тюменские крестьяне подняли восстание. Первыми на путь борьбы с большевиками встали крестьянки, к ним присоединились мужики, и началось избиение продовольственных отрядов и советских структур. И восстание быстро охватило Тюменский, Ишимский, Ялуторовский, Курганские уезды, дошло до Тобольска и Сургута. Конечно многие пострадали, труп Инденбаума даже не нашли в районе Ярковских Юрт.

В 1927 году фигурировал некто Голубов, бывший заместитель руководителя губернского продкомитета, убитый крестьянами и похороненный в Сараях (район Тюмени). Могила неизвестна, но может быть в районе холерного кладбища, на месте которого построен Роддом № 2. В газетной заметке, во всяком случае, сказано: к 10-й годовщине Октябрьской революции, в братской могиле, куда были перевезены и захоронены еще при белых, похоронен и товарищ Голубов. Трупы красноармейцев были эксгумированы с площади Борцов революции и захоронены в Сараях.

— Получается, что роддом построен на месте холерного кладбища? Перед его строительством останки куда-то переносились?

— Конечно, нет. Краеведы писали: далеко за Машаровским заводом, где были кузнечные улицы. Это так называемое кузнечное предместье, район улицы Горького, Станкостроительный завод. Так вот, вдалеке находился холм-курган холерного кладбища. Он был там еще до начала 50-х годов. Потом все это место срыли и построили роддом. Без эксгумации и переноса останков.

— Возвращаясь к жестокости крестьянского восстания, что было в действительности? Говорили, что коммунистов распиливали живьем.

— Нет, такого не было. В городе Ачинске до 1927 года в музее хранилась пила, которой красные партизаны некоторых семеновцев и анненковцев распиливали. Они потом хвастались, что мы этой двуручной пилой распиливали этих негодяев. Это естественное для гражданской войны состояние. В том смысле, что есть норма и есть аномалия.

Фото: скриншот

— Это были природные садисты или сами события диктуют жестокое поведение?

— Конечно, что-то есть и в самом человеке, например, озлобленность к обществу с детства. Скажем, если ты жертва насилия. А тут человек получает власть и начинает так себя вести. Тут нужно к психотерапевту обращаться, а не ко мне. Для гражданской войны такое насилие становится нормой. Для мирного времени это аномалия. Когда у тебя отнимают имущество, собственность, убивают членов семьи.

— А атаман Анненков, чем закончил?

— Его похитили чекисты, доставили в Омск на суд.

— Откуда похитили?

— Из Внутренней Монголии. И в 1927 году состоялся показательный суд, и он был приговорен с группой офицеров и расстрелян. Также был убит чекистом Александр Дутов, атаман уральских казаков, казнен Унгерн. Был также похищен и привезен Павел Иванов-Ринов. По одним данным он сотрудничал с ЧК, по другим — убит.

— А китайские полки у красных существовали?

— Нет, как таковых национальных формирований в Красной армии не существовало, кроме 1-й латышской дивизии, которая была ленинской гвардией.

— Почему именно латыши?

— Потому, что эта дивизия была сформирована из крестьян Лифляндии, Латгалии, Эстляндии. Во-вторых, помещиками там были немецкие бароны и когда Германия оккупировала данную территорию в 1916–1917 годах, эта дивизия во главе с Иокимом Вацетисом, Рудольфом Петерсоном, она не могла вернуться, потому что территория эта по Брестскому договору осталась у Германии.

И они перешли на сторону Ленина, поскольку по классовому составу были пролетариями и крестьянами.

— А по своей численности какой она была?

— Примерно 18 тысяч.

— По меркам гражданской войны — это целая армия.

— Да. Она охраняла Кремль. Латыши помогли подавить так называемое левоэсеровское восстание 6 июля 1918 года. Отдельные представители из этой дивизии отправлялись с различными специальными заданиями в различные регионы страны. Одна группа была командирована в Омск, чтобы помочь укрепить советскую власть и наладить поставки продовольствия в Москву и Петроград. И потом эта команда — Шлихтер, Усиевич, Лабков, Окулов и другие оказались в эпицентре гражданской войны на территории Степного края (Омский уезд). И потом часть из них во главе с Эйдеманисом появилась в Тюмени, и именно они дрались на станции Подъем около поселка Молодежный с белыми партизанами подполковника Смолина. Где красными и была отбита атака белых. Правда, 46 трупов привезли на площадь Борцов революции. Среди тех, кто был убит подпоручиком Константиновым 14 марта 1919 года в Тюмени, когда погибла Ольга Дилевская — расстрелян без суда и следствия на Базарной площади — латыш Зиверт.

Латыши долгое время служили советской власти. До 1935 года комендантом Кремля был Рудольф Петерсон. Потом Сталин сказал, что его надо убирать, потому что тот долго служил у Троцкого.

— Убирать в каком смысле? Сняли с должности или?

— Расстреляли.

— А китайские полки?

— Не было как таковых, были интернациональные роты. Китайцев работало много на заводах Урала, и когда началась гражданская война, они были вынуждены к кому-то примкнуть.

— Китайцы служили только у красных?

— Нет, и у белых. Недавно в первом номере журнала «Российская история» за 2019 год была опубликована любопытная статья о китайцах, пропавших в Тюмени. Китай обратился к правительству Колчака отпустить сто китайцев, задержанных белыми, которые находятся по их сведениям в тюменской тюрьме. И опубликована переписка с апреля по август 1919 года, где управляющий уездом, комендант и начальник тюрьмы пишут, что у нас военнопленных китайцев в Тюмени нет. Есть красные китайцы, но в тюрьме их давно нет, они этапированы в связи с приближением фронта к городу. Мы ничем вам помочь не можем, если хотите, присылайте наблюдательную группу. Но, ни в тюменском концлагере, ни в тюрьме китайцев не оказалось. Пропали люди.

— А в Тюмени были чекистские зачистки, террор мирного населения?

— Этим занимался Военно-революционный трибунал. Был такой Перетягин, существовала рабоче-крестьянская милиция и ЧК. И за первые полгода три состава ЧК сменилось. Потому что они сами погрязли в воровстве, кумовстве, протекционизме. Люди находились в экстраординарной ситуации. Первый состав — Степан Комольцев и его группа. Как о них говорили сами большевики — проклятое наследие Комольцева. Имущество богачей он забирал себе. Кокаин, одежда, алкоголь. Первый состав был вскоре репрессирован. Ян и Жан Фрейманы, Анна Швех и еще одного чекиста расстреляли. Комольцева тоже хотели, но вспомнили, что он в 1918 году устанавливал советскую власть в Ялуторовске. Ну, разложился человек, что делать, дорвался до власти. Его сменил другой, хронический алкоголик Федор Степной. Он издал несколько распоряжений. О запрете употребления спиртного, о раздельном содержании в тюремных камерах мужчин и женщин, об этапировании людей с документами.

— А что они вместе сидели?

— Конечно. Без всяких на то документов и оснований. Но про самого Степного в советских газетах написано, как тот обращался к коллегам: так, товарищи чекисты, дайте мне стакан спирта, голова трещит после вчерашнего. Постоянно пьяный, всем пить запрещает, а сам не просыхает. В конце концов, его снимают с должности и отправляют в Астрахань. И присылают нового начальника Студитова-Парфенова. А начальников городской милиции сменилось восемь человек за один только год.

— За что?

— Воруют. Присваивают имущество граждан. Примечательно, что одну треть тюменских милиционеров в 1920 году составляли бывшие военнопленные венгры. А уголовный розыск возглавлял двадцатилетний Иван Ефимович Брыляков, генеральская должность, кстати. Он сразу перетащил из Вятки всех своих родственников и друзей. Что интересно, в каждой характеристике с последнего места его службы пахло расстрелом. Он алкоголик, похитил портрет товарища Троцкого и продал его. Украл кассу военно-транспортного подразделения 3-й Красной армии. Тем не менее, на должность начальника Туринской милиции его рекомендуют. Пропил все, но человек грамотный, рекомендуем его на должность начальника Ялуторовской милиции, рекомендуем на должность в Ялуторовскую ЧК. И потом — рекомендуем на должность начальника Тюменского губернского уголовного розыска. Он сразу стал выпускать уголовников и сказал им — даю вам задание приносить мне кокаин и спирт. А задержанному цыгану Череповскому сказал — ты будешь нас снабжать не только алкоголем и кокаином, но и чтобы девицы постоянно обслуживали. У нас в Тюмени были группировки бандитские в 90-е, но они, по-моему, скромнее себя вели, чем банда тюменского уголовного розыска. Наконец, в 1920 году Брыляков и его подельники были приговорен к расстрелу, другим его сослуживцам дали большие сроки, а кое-кому удалось скрыться.

— То есть наказывали?

— Да, процесс был максимально открытым, все газеты о нем писали.

Материалы по теме